(81841) 2-14-96
(81841) 2-26-60
 
Проект «Военная реликвия»


1. 8 февраля Каргопольский музей начал реализацию проекта "Военная реликвия" 
Положение проекта

2. 13 февраля Каргопольский музей объявил конкурс семейных историй в рамках проекта "Военная реликвия".
Пложение конкурса

Предметы имеют удивительное свойство - сохранять память о владельцах,  истории, связанные с их жизнью.  Из маленьких историй человеческих жизней складывается история страны. Музей бережно хранит эту память и представляет на выставках, в публикациях.

В собрании Каргопольского музея хранятся предметы, рассказывающие о наших земляках – участниках боевых сражений и тружениках тыла времен военных действий XX века.  Мы представим некоторые из них, переданные в музей родственниками. Будем рады, если и Вы поделитесь историей своих родных и близких, увековечив память о них.



- Дневник Головина Виктора Ильича

В музее хранятся дневниковые записи 11.08.1943 г. – 6.08.1946 г. (КГИАХМ КП 15235), их автор - Виктор Ильич Головин (2.02.1925–26.08.1994).

32 листа блокнота в линейку исписаны с обеих сторон синими чернилами – взгляд изнутри на военные перипетии.  Автор воевал в 635 стрелковом полку 143 стрелковой дивизии и 9 отдельном гв. батальоне 38 воздушно-десантного корпуса. Участвовал в боях у Нежина Черниговской области, освобождал Венгрию. После войны служил в Чехословакии и Австрии. В мирное время жил в Каргополе, работал мастером сплавной конторы.

Записи дают нам возможность узнать о войне без прикрас. Вот так солдат описывает свой первый бой, который он принял на Курской дуге 8 августа 1943 г.

«7-го подошли к фронту. Километрах в 20 от фронта нас встретил ком. див. с духовым оркестром.

8-го днем вступили в бой. Я шел как обычно на тактике, не думая о своем существовании /…/. Только тогда почувствовал, что это не обычная тактика, когда засвистели над головой пули. В бой вступили, имея при себе по 15 патронов. Вот тут я и насмотрелся на убитых и раненых друзей».





- Косынка Таисии Георгиевны Дмитриевой

Этот предмет передала в музей наша коллега Ирина Викторовна Онучина: белая медицинская косынка с вышитым красным крестом. Какую историю хранит она?

В 1995 г. после кончины тети Таисии Георгиевны Дмитриевой, разбирая ее вещи, Ирина Викторовна обнаружила аккуратно сложенную медицинскую косынку. Косынка из белого полотна с вышитым красным крестом. По форме она такая, какие носили сестры милосердия Первой мировой войны. На одной из групповых фотографий военного времени Таисия Георгиевна в этой косынке.

О том, что тетя работала всю войну в госпитале, в семье знали. А то, что помимо документов и наград, сохранился памятный предмет военного времени, стало для родных неожиданностью.

Когда началась Великая Отечественная война, Т.Г. Дмитриева заканчивала 2-й курс Московской ордена Ленина сельскохозяйственной академии им. К.А. Тимирязева и курсы медсестер запаса. После сдачи экзаменов студенток призвали в армию. Поскольку все хотели на фронт, в военкомате им сказали о направлении в часть № 1074. Оказалось, что это эвакогоспиталь, расположенный в общежитии академии. Здесь началась военная служба Таисии. В эвакогоспиталь привозили раненых из полевых госпиталей. За каждой сестрой закреплялось 50-60 раненых. Почти все медики были донорами.

Фронт был рядом. Пришлось дежурить на крыше во время воздушной тревоги, разгружать баржи с углем, рыть убежища.

В ноябре 1941 г. госпиталь эвакуировали в г. Арзамас Горьковской области, где он находился до марта 1943 г. В это время ее брат, отец Ирины Викторовны,  Виктор Георгиевич Дмитриев, находился в полевом госпитале по ранению. Зная друг о друге, кто-то из них попросил перевести раненого в Арзамас. Что удивительно, просьбу действительно удовлетворили, и какое-то время брат и сестра были вместе.

Впоследствии госпиталь вернули в столицу. Медперсонал вскоре перевели в вольнонаемные, а чуть позже госпиталь стал именоваться гарнизонным Московского военного округа.

В сентябре 1946 г. после расформирования медицинского учреждения Таисия Георгиевна приехала в Каргополь, где жили родители. Медицина стала ее призванием. Все последующие годы она работала в Каргопольской районной больнице.

Косынку Таисия Георгиевна хранила как память о работе в госпитале.
Орден "Красной звезды" Ворсина Г. И.

"Военная реликвия времен Великой Отечественной войны в нашей семье - это Орден «Красной звезды» № 3159011. Орден принадлежал моему прадедушке - Ворсину Григорию Ивановичу. Он родился 30 января 1919 г. в деревне Калитинка Каргопольского уезда.
От имени президиума Верховного Совета Союза ССР, за образцовое выполнение боевых заданий Командования на фронте борьбы с немецкими захватчиками и проявленные при этом доблесть и мужество прадедушка награжден Орденом «Красной звезды» (приказ по 322 стрелковой Житомирской Краснознаменной Ордена Суворова дивизии от 1 июня 1945 г.).
В наградном листе написано, что «в боях за Фольвары (Новый Двур) 16-17 апреля 1945 г., где противник несколько раз контратаковал наши позиции, товарищ Ворсин Г.И., не смотря на ожесточенные бои, что велись на протяжении двух суток, все время находился на своем посту, наводил связь, ликвидировал частые порывы линии. В районе Новый Двур он исправил более 10 порывов и убил одного немецкого лазутчика, что пробирался к нашим линиям связи с целью нарушить. Товарищ Ворсин достоин правительственной награды: ордена Красной звезды – Командир 1089 стрелкового Львовского Краснознаменного полка, гвардии майор Снегирев. 28 апреля 1945 г.»

                            Ярослав Ворсин, г.Каргополь

       orden

 

 

Кушников Григорий Васильевич

После смерти моей прапрабабушки Кушниковой Татьяны Михайловны осталась таинственная фотография незнакомых мужчин в военной форме, датированная 19 сентября 1939г. В прошлом году моя мама через архивы нашла, что Кушников Григорий Васильевич – это родной брат моего прапрадеда Кушникова Константина Васильевича (мужа Татьяны Михайловны). На фото, предположительно, в правом нижнем углу. Как видно из донесения о безвозвратных потерях Гидрографического отдела Северного флота, Григорий погиб   24 июля 1941 года в море вместе с кораблем.

 

     «Меридиан» вышел в море 22 июля 1941 года - ровно через месяц после начала войны. В это время вражеский флот у ворот Мурмана господствовал. Однако маленькое гидрографическое судно, оснащенное лишь одним пулеметом, отправили без охранения, полагаясь на густой туман.      

 

     К 24 июля «Меридиан» под командованием капитан-лейтенанта Егорова добрался до Семиостровского рейда. Доставил груз на маяк острова Харлов, принял очередных пассажиров – жен и детей служителей маяков и станций и, - получил радиограмму из штаба: «в южной части Белого моря замечены немецкие эсминцы». Егорову приказали немедля выйти в море, достичь губы Восточная Лица и там укрыться, а также срочно подтвердить получение радиограммы, то есть выйти в эфир - а значит, обнаружить себя.

 

     Несмотря на туман, незаметно проскользнуть не удалось. Четыре немецких корабля немедленно открыли артиллерийский огонь по «Меридиану». Судно потеряло управление и вскоре загорелось. Полыхали стоявшие на палубе бочки с горючим, вскоре огонь охватил судовые помещения. Несколько членов экипажа погибли, сражаясь с ним. На море поднялась стрельба, корабль вспыхнул,  загорелось море, в которое падали бочки с горючим. Люди в спасательных поясах бросались в воду, стоял жуткий крик, женщины и дети просили о помощи.  После артобстрела немцы подошли еще ближе и открыли пулеметный огонь по людям, пытавшимся удержаться на воде. Сейчас эта  таинственная фотография стала нашей семейной реликвией.

Данилова Полина, п. Пригородный